Про подавление мятежей. Реми Майснер.

Представьте, что сплошной майдан на Украине начался бы примерно так: утречком двое нациков с удостоверениями сотрудников СБУ заходят в российское посольство и убивают Зурабова; распропагандированные нациками спецназовцы из «Альфы» захватывают в заложники Захарченко с заместителями; в Харькове отряд вооруженных боевиков штурмует здание администрации и офис ПР, Кернес и все его приближенные зверски убиты; на заседании Рады Тягнибок, забравшись верхом на трибуну, объявляет, что Зурабова «казнили» националисты и провозглашает, что «отныне украинский народ наконец-то свободен от Москвы»; в Киеве отряды вооруженных боевиков рыщут по городу и истребляют депутатов ПР, половина бойцов ВВ и часть «беркутовцев» переходят на сторону мятежников; захвачен телецентр, по всем каналам показывают «обращение к украинской нации», администрация Януковича объявляется низложенной. Причём всё вышеперечисленное происходит в один день, за несколько часов.

Как вам такой поворот? Продержался бы Янык почти три месяца при ТАКИХ раскладах? Вопрос, собственно, риторический.

Небольшой экскурс в историю.

В ночь с 6-го на 7-е июля 1918-го года товарищ Сталин получил от товарища Ленина телеграмму следующего содержания:

«Сегодня около 3-х часов дня левый эсер убил бомбой Мирбаха. Это убийство явно в интересах монархистов или англо-французских капиталистов. Левые эсеры, не желая выдать убийцу, арестовали Дзержинского и Лациса и начали восстание против нас.»

Такой вот «евромайдан» устроила советской власти Партия Левых Социалистов-Революционеров (ПЛСР). Никаких тебе прелюдий, никаких «мирных студентов» с плакатиками. Со слов Ильича ещё весьма радужная картинка вырисовывается. В реальности всё было намного жестче. Дзержинского арестовали не просто какие-то «эсэры», а взбунтовавшееся спецподразделение ВЧК, т.н.з. «Боевой отряд» под командованием Дмитрия Попова. Попов — опытный и умелый командир, он потом ещё у батьки Махно правой рукой был. У Попова — 800 хорошо подготовленных бойцов, на вооружении, помимо прочего, несколько артиллерийских орудий и бронетехника. К «Боевому отряду» присоединились распропагандированные эсэрами солдаты из полка имени Первого Марта, и войска мятежников получили в Москве значительный численный перевес над войсками, верными большевикам. Ленин ничего не пишет о том, что эсеровские боевики захватили и объявили своим «заложником» председателя Моссовета, Петра Смидовича. Ленин не упоминает о страшных слухах, будто против большевиков взбунтовалась вообще вся ВЧК. Ещё Ленин не упоминает о том, что в Ярославле боевики савинковского «Союза защиты Родины и Свободы» разграбили склад оружия и захватили исполком, ГубЧК, почту, телеграф, радиостанцию и казначейство. Председатель исполкома губсовета и военный комиссар Ярославского ВО — убиты. Перерезаны железнодорожные магистрали, связывающие Москву с Севером и Сибирью.

Что же Ильич предлагает делать в такой пиковой ситуации? Вступить в переговоры с Савинковым? Искать компромисс и срочно замиряться с левыми эсэрами? Написать возмущённое письмо англо-французским капиталистам — мол, «Вы пытаетесь совершить в нашей стране переворот, не надо так»?

Вот, как продолжает Ленин телеграмму Сталину:

«Мы ликвидируем сегодня же ночью беспощадно и скажем народу всю правду: мы на волосок от войны. У нас заложниками сотни левых эсеров. Повсюду необходимо подавить беспощадно этих жалких и истеричных авантюристов, ставших орудием в руках контрреволюционеров.»

Ага, не прошло и суток, а уже «сотни эсэров в заложниках». Большевики не сильно рефлексировали: как только стало известно о причастности ЦК ПЛСР к убийству Мирбаха и аресту Дзержинского, Ленин начал действовать — быстро, эффективно и беспощадно. 450 эсэров, включая знаменитую революционерку Марию Спиридонову, были арестованы прямо в Большом театре, во время очередного заседания Съезда Советов. Нехилая спецоперация, кстати — особенно учитывая тот факт, что многие эсэровские депутаты были вооружены. Одновременно с арестами — большевики провели экстренную мобилизацию среди рабочих столицы. Верные большевикам войска заблокировали взбунтовавшийся «Боевой отряд» в здании штаба, в Трехсвятительском переулке. Бойцам Попова предложили сдаться, а после отказа — штаб был тут же обстрелян из артиллерийских орудий. Это так и не принудило бунтовщиков к капитуляции, но резко отбило у них охоту выглядывать на улицу. В оконцовке получилось, что отряд Попова за целые сутки так и не вышел из казарм. А утром 7-го июля выходить было уже поздно — в город прибыли латышские стрелки и начали наступление на мятежников, по всем правилам военной науки и со всей суровостью военного времени. Не ожидавшие такой лихой и быстрой оборотки, эсэровские боевики, занявшие, было, Главпочтамт и вышедшие на подступы к Кремлю, дрогнули и начали отступать. К вечеру того же дня мятежники уже размышляли не о «штурме Кремля», а о том, как бы свои шкуры спасти. А большевики уже были озабочены не обороной, а эффективным отловом разбегавшихся, словно тараканы, повстанцев:

«Предписывается всем районным Совдепам и рабочим организациям немедленно выслать как можно больше вооруженных отрядов, хотя бы частично рабочих, чтобы ловить разбегающихся мятежников.
Обратить особое внимание на район Курского вокзала, а затем на все прочие вокзалы. Настоятельная просьба организовать как можно больше отрядов, чтобы не пропустить ни одного из бегущих.
Арестованных не выпускать без тройной проверки и полного удостоверения непричастности к мятежу.

Ленин.»

Политическую борьбу эсэры также позорно «слили». Руководители восстания полагали, что попытка переворота вызовет панику, смятение и раскол в РКП(б), но большевики и не думали паниковать, а раскол со смятением начались среди самих левых эсэров. В частности, уже к вечеру 6-го июля о размежевании с ПЛСР объявил один из лидеров этой партии, Андрей Колегаев, который ещё недавно со скандалом покинул пост наркома земледелия в знак протеста против политики большевиков. В телефонном разговоре с членом РВС Восточного фронта Мехоношиным Ленин с удовлетворением отмечает:

«Колегаев говорил мне лично, затем Зиновьеву и многим другим, что он, Колегаев, противник теперешней политики левоэсерской партии. Я не сомневаюсь, что безумно-истеричная и провокационная авантюра с убийством Мирбаха и мятежом центрального комитета левых эсеров против Советской власти оттолкнет от них не только большинство их рабочих и крестьян, но и многих интеллигентов.»

В том же разговоре Ленин подводит итог московского «майдана-1918»:

«Весь мятеж ликвидирован в один день полностью.

8-го июля вышел экстренный выпуск газеты «Правда» в котором была опубликована телефонограмма Московскому совету:

Передать всем волостным, деревенским и уездным Совдепам Московской губернии.
Разбитые банды восставших против Советской власти левых эсеров разбегаются по окрестностям. Убегают вожди всей этой авантюры. Принять все меры к поимке и задержанию дерзнувших восстать против Советской власти. Задерживать все автомобили. Везде опустить шлагбаумы на шоссе. Возле них сосредоточить вооруженные отряды местных рабочих и крестьян. Есть сведения, что один броневик, который был у восставших, бежал за город. Принять все меры к задержанию этого броневика.

Председатель Совнаркома Ленин.»

Вот, как надо с мятежниками разбираться, если по уму. А не вилять, выстраивая хитрые комбинации и прикидывая, «как бы ловчее использовать восстание в своих целях, для победы на грядущих выборах». Мятеж левых эсэров был быстро разгромлен не потому, что эсэровские боевики сильно уступали в бойцовских качествах боевикам сегодняшних майданщиков-наци. Мятеж разгромили всего за сутки потому, что Советским государством, в отличие от квази-государства под названием «Украина», руководили умные, бесстрашные, самоотверженные люди, настоящие вожди и прирожденные лидеры. Они не теряли голову в трудных ситуациях и обладали достаточной твердостью, чтобы не гнуться под чужую волю. Они опирались не на олигархические группировки, а на поддержку всех трудящихся страны. Они имели отличную связь с народными массами, что открывало множество возможностей — взять хоть то же ополчение, рабочие дружины, защищавшие советскую власть в Москве до подхода дивизии латышских стрелков. Ну можно ли представить себе Януковича, бегающего по заводам и раздающего автоматы с пистолетами работягам? Это снова — риторический вопрос.

Одним словом, большевики вели себя, как настоящая Власть. И они ИМЕЛИ ПРАВО так себя вести. Потому устраивать в советской столице «майданы» было занятием малоперспективным.

А в современном Киеве — другое дело. Вона, каких успехов добились нацики — чисто за счет дерзости и сплоченности. Готов поспорить, теперь «майданы» на Украине будут проводиться повсеместно и регулярно. Почему нет-то? Отличный способ решения бизнес-конфликтов, например. Отличный способ сведения счетов с надоевшими соседями и земляками. Отличный способ нажиться на грабеже и мародерстве. Отличный способ прославиться или просто весело провести время, наконец. Сплошной профит, короче. И главное — за это ничего не будет. Мечта любого хищника!

Хорошее кино про «майдан-1918» — фильм «Шестое июля». Каюров в роли Ленина — бесподобен. Как и Лановой в роли Железного Феликса. Настоятельно рекомендую товарищам посмотреть этот фильм. После просмотра станет ясно, отчего майданщики так ненавидят памятники Ильичу. Действия Ильича летом 18-го года — это отличный пример того, как надо решать вопрос с прислужниками империалистов, которые пытаются устроить в твоей стране государственный переворот.

Автор — Реми Майснер

Откровения Чубайса

В конце этого печального потока сознания самое интересное: результата нет, так как денег на взрывные инновации нет, а есть они, внимание(!) в Пенсионном Фонде!!! Да, риски, ну а что делать, придётся лезть в него. Ролик можно разбирать на цитаты.

Путин и рождаемость

Обожаю разные статистические графики. Уважаемый burkina-faso ежедневно поставляет их нам и объясняет их значение. На графиках легко показать лукавство и манипуляцию отдельных чиновников. Скажем, вот рождаемость.

https://burckina-new.livejournal.com/1981231.html